Шляпа

Я за любовь (о событиях в Екатеринбурге)

Будете убивать за это, и все-таки вам повиноваться не будут: по слову Писания - «любовь сильнее даже и смерти».
(Вас. Вас. Розанов)


Я не за сквер

1. История учит: ни одна революция не приводит к реализации своих лозунгов.
Справедливости не будет. Любви не будет. Деревья в ходе борьбы будут срублены и сожжены, трава вытоптана, место осквернено и загажено. К плевкам добавится кровь. Отнятое не вернуть, можно только добиться его передачи в более цепкие руки.
Уже в ходе борьбы за свободу свободу запросто теряют, присоединяются к стаду, послушному явным или неявным пастухам, - сперва танцуют и поют, обнимаются и любуются друг другом, потом начинают скакать, когда скачут все, по команде выкрикивать то, что выкрикивают окружающие, и наконец принимаются по свистку кидать, стрелять, бить, жечь, убивать, поскольку «все хорошие люди» делают это. Никогда не был и на старости лет не стану ни овцой в таком стаде, ни волком в такой стае, какими бы красивыми вещами туда ни заманивали, какой бы моральной необходимостью это присоединение ни объявляли.
2. Потеря не так уж велика. Тем более, существует реальная возможность, надавив на власть и напомнив ей обещание выделить участок под новую зону отдыха, устроить там прекрасный парк своими силами, с подключением бюджетных средств и (или) денег спонсоров. На этом пути не будут стоят омоновцы и борцы с боксёрами. И никаких заборов сносить не надо. Не умеете организоваться, работать и добиваться своего в мирном продуманном деле? И кто в этом виноват?
3. Дети мои... А за вычетом отдельно выступающих пожилых маргиналов и моих однокурсников с горячими сердцами, но так и не достигших стратегической мудрости, я с полным правом могу называть выступающих сегодня «за сквер» детьми и даже внуками... Итак...
Дети мои!
«Бывают дороги, по которым не идут; бывают армии, на которые не нападают; бывают крепости, из-за которых не борются; бывают местности, из-за которых не сражаются».
Это раз. И это именно наш случай.
«Избегание столкновения с большими силами свидетельствует не о трусости, а о мудрости, ибо принесение себя в жертву никогда и нигде не является преимуществом».
Это два. И это опять наш случай.
Слова не мои, а великого древнекитайского стратега Сунь-цзы из его трактата «Искусство войны». Погуглите и не тешьте себя иллюзией, будто вы на вечеринке. Нет, ребята, вы вступаете именно в войну.
Встряхнулись? Испугались хоть маленько? Готовы послушать дедушку?
Тогда добавлю в духе Сунь-цзы от себя.
Вы видите врага перед собой, он затаился в ущелье, вооружен гораздо лучше, чем вы, хотя и кажется вам не столь уж сильным из-за его малочисленности. Вас много и вы готовы ворваться в ущелье? Уясните же себе, что это искусная ловушка, а в ваших рядах есть специально обученные вражеские воины, которые не только будут вас подгонять в атаку, но и закроют выход из ущелья, когда вы, окровавленные и осознавшие невозможность победы, кинетесь в отступление. Эти скрытые в ваших рядах враги рассматривают «битву в ущелье» в контексте большой войны, по ходу которой они используют вас как пушечное мясо и в итоге, если победят - отнимут у выживших не только материальные ресурсы, но и остатки человеческого достоинства, способные выдержать даже недостаток ума.
Итак, спросите себя: вы действительно рассчитываете на победу, входя в это ущелье? У вас есть для этого хоть какие-нибудь основания, кроме самолюбования и горячего желания показать себя и утвердить в глазах актуальных или потенциальных сексуальных партнёров? Отбросьте самообман, вычислите лазутчиков, обойдите ущелье, научитесь ждать и строить. Начните осваивать стратегию, без которой любая тактика - глупое самоубийство.


Я не за храм

1. Потому что этот храм строится совершенно точно не на народные, добровольные пожертвования, а, как я подозреваю (опровергните, если можете) на деньги суперкапиталистов, вкладываемые в строительство храма и впридачу к нему элитных домов со всяческими элитными удобствами на самом престижном участке с целью извлечь колоссальную прибыль.
2. Храм строится на очень неудачном месте, опасном с точки зрения геологии, прямо над туннелем метро, отвратительном с символической точки зрения - буквально вплотную к нехристианским храмам - власти («белый дом» и заксобрание), Мельпомены и Талии (драмтеатр), златого тельца (отель «Хайат») и обожествленного по смерти кесаря (ельцин-центр).
3. Храм строится без реального согласования с жителями Екатеринбурга - по результатам не афишируемого и не поддающегося проверке на подлинность и объективность интернет-опроса, а также явно декоративного свойства «общественных слушаний», протокол которых указывает на практически полную безальтернативность и предопределенность принятого голосованием решения.
4. Храм строится по проекту, произвольно утвержденному без открытого конкурса и тем самым продолжает жирную линию бессовестного и бездарного градостроительного произвола. На этой линии непоколебимо стоят щедро преподнесенные городу в дар толстосумами архитектурные уроды - небоскреб «Антей», ТРЦ «Алатырь», ТРЦ «Европа» ТРЦ «Пассаж», наглая громадина ельцин-центра, варварски «благоустраиваются» набережная Исети за Каменным мостом, Зеленая роща, сквер у Оперного театра.
5. Обидно и больно, что в чаше терпения горожан последней каплей становится храм во имя святой покровительницы города. Но нельзя не признать резонным и то возражение по поводу его возведения именно здесь (в шаговой доступности от Храма-на-крови, Вознесенской церкви, Большого Златоуста, часовни св. Екатерины), что есть в Екатеринбурге районы, где людям негде молится, креститься, исповедоваться и приступать к св. причастию, где необходимость в большом православном храме не нужно никому доказывать - ни верующим, ни неверующим, ни даже мусульманам или иудеям (чьи интересы такого рода, впрочем, тоже заслуживают внимания и уважения).
6. В первой части этих моих заметок я обратился к сторонникам сохранения сквера возле драмтеатра, назвав их детьми, поскольку не знаю, сколько среди них верующих, неверующих, православных, мусульман и представителей иных мировоззрений. В этой части я обращаюсь к моим единоверцам, православным христианам.
Братья и сестры, святые отцы!
Простите, если тон мой покажется вам слишком самоуверенным, а слова безосновательно претендующими на учительство. Постараюсь говорить только о самом важном, простом и очевидном.
Слава Богу, пока не дошло до открытых столкновений «противников храма» с «противниками сквера»! Тем не менее, протестное движение нарастает, количество задержанных увеличивается, появились и учащаются случаи насилия в борьбе сквера с храмом у драмы. Я слежу и за полемикой, идущей по этому вопросу в интернете, и за соответствующими сюжетами в радио- и телепередачах.
И самое тяжёлое во всём, что я слышу и вижу, это нарастающая обвинительная интонация, проклятия и ненависть со стороны защитников храма у драмы, с вашей стороны, братья и сестры. С какой страстной готовностью вы не только используете слово «храмоборцы», говоря о тех, кто собирается за забором на месте предполагаемой стройки (хотя многие из них неоднократно подчеркивали, что они ЗА храм, но в другом месте), но и прозреваете в них одержимость бесами, происки сатаны, враждебность по отношению к русской православной церкви и всей матушке-России! С каким горестным восторгом в тысячах перепостов вы смакуете видеоэпизод, запечатлевший юных идиотов, подпрыгивающих с переделанной к случаю печально известной украинской речевкой! Или делаете неопровержимым аргументом в пользу своей правоты выразительную «короткометражку», в которой явно психически не здоровая женщина пугает своей грудью юного полицейского, стоящего на страже проволочного заграждения.
Знаю, что и с другой стороны хватает проклятий, смакования неудобных для православного сообщества эпизодов и фактов, клеветы и ругани в адрес нашей Церкви, ее служителей и самого Патриарха. Но это ничуть не оправдывает того, с какой неизбежностью православные люди в приступе отнюдь неправедного гнева втягиваются в эту отвратительную перепалку, не имеющую никакого отношения ни к существу дела, ни к защите нашей веры, ни к учению и заповедям нашего Спасителя.
Христос изгнал торговцев из храма. А мы сегодня кланяемся этим торговцам и благодарим за то, что они строят для нас храм на фундаменте обмана, наживы и раздора. Мы отправляем в адрес заблудших овец послание ненависти и высокомерного презрения, забывая, уверенные в своей правоте, апостольское учение о любви, без которой вера наша - пустозвонство, «медь звенящая или кимвал звучащий». Спросите себя, сколько душ погибнет в сегодняшнем екатеринбургском противостоянии? Скольких мы своим отношением отвратим от церкви навсегда? А среди нас разве ненависть и гордыня пройдут спасительным огнем?
Так не лучше ли смиренно уступить? Или вы считаете, что не прав был Спаситель, когда во время своего ареста велел одному из бывших с ним в Гефсимании и отсекшему ухо рабу первосвященника вернуть меч на место. Не надо было сдаваться? Порубить их в лапшу, да и дело с концом?

***
И в самом конце своей «проповеди» (можете над ней посмеяться, я не обижусь) хочу, вовсе не подражая Господу, но следуя методике, практически освоенной во времена моего школьного учительства сказать вам притчу.
Раз к одному безбожнику подступили монахи и предложили сделать его святым.
- Что же от меня для того потребуется? - спросил безбожник.
- Пустяки, - отвечали монахи. - Мы отсечем тебе левую руку.
Безбожник, конечно, испугался, возмутился и стал протестовать. Монахи отошли, но через некоторое время вновь обратились к тому человеку с тем же вопросом - не хочет ли он стать святым?
- А теперь что для этого понадобиться? - спросил он испуганно.
- Теперь для достижения святости мы отпилим тебе ногу.
- Да вы совсем рехнулись! - заорал безбожник и, плюнув, убежал.
Но по прошествии какого-то времени монахи вновь его отыскали и на сей раз для достижения святости предложили бедолаге лишиться глаз. Мол, это проще, чем отпиливать ногу, да и подходящей ножовки у них нет. А когда он решительно и с возмущением возражал, сказали:
- Ну, брат, на тебя не угодишь. Мы тебе предлагали отдать руку - ты не согласился, ногу - опять тебе не пришлось по душе, и глаз ты не желаешь лишиться. Сколько же можно откладывать твое обращение?
- Да пропадите вы пропадом со своей святостью! - воскликнул тот в сердцах. - Видно, без членовредительства вы ее себе не представляете.
Ушел прочь и умер безбожником.
Я за любовь.

Шляпа

А теперь наоборот...

"Как передает корреспондент РИА «Новый День», об имени областных властей выступил не Евгений Куйвашев, а его заместитель Сергей Бидонько...
По поводу самого храма он отметил, что многие великие памятники, например, Эйфелева башня, сначала категорически отвергались местными жителями, а теперь наоборот...
Глава Екатеринбурга Александр Высокинский повторил аргумент про Эйфелеву башню, а также торжественно пообещал горожанам разбить новый сквер, лучше того, что у драмтеатра..."
ТРЦ "Алатырь", один из "великих памятников" екатеринбургской архитектуры, который местные жители "теперь наоборот".

Сквер у старого пассажа в Свердловске.
Сквер у нового (на месте старого) екатеринбургского пассажа, который "лучше того", что был у старого.
Шляпа

Тонкая красная линия



И некоторые, встав, лжесвидетельствовали против Него и говорили:
мы слышали, как Он говорил: Я разрушу храм сей рукотворенный, и через три дня воздвигну другой, нерукотворенный.
(Мк 14; 57-58)

Бывший приятель
Несколько лет назад ( в разгар «болотных» волнений в столице) один мой добрый приятель, судя по его комментариям, прочитал моё заявление в «Живом журнале», примерно такое: «Никогда в жизни я не голосовал ни за Путина, ни за ЕР. Но посмотрел на лидеров оппозиции, послушал, как и что они говорят, и теперь буду голосовать только за Путина и только за ЕР».
После этого мой добрый приятель перестал быть моим приятелем, записав меня в «нерукопожатные запутинцы». Он провёл между нами «тонкую красную линию», перешагнуть через которую я не могу, а он не желает. Именно так. Если сегодня мы случайно встретимся и он ответит на моё приветствие рукопожатием, я не стану заводить или поддерживать разговор о политике. Нам есть, о чем поговорить и без того - о музыке, о детях и внуках, о компьютерных технологиях... Но он, завидев меня издалека, переходит на другую сторону улицы или просто отворачивается. Просто потому, что я посмел быть против Навального и за Путина, или потому что я уверен: «Крым - наш», а он считает, что Крым украден «у них», а меня за мою уверенность называет «крымнашистом» (притом, что я же не называю его каким-нибудь, скажем, «крымихистом»). И т.д., и т.п.
Всё это я говорю не для того, чтобы показать, какой я хороший, а мой бывший приятель плохой. И даже не для того, чтобы завязать здесь дискуссию о том, кто из нас прав, а кто заблуждается в приведённых выше для иллюстрации вопросах.
Главное здесь - вот эта непреодолимая «тонкая красная линия». Я её не проводил. И, пока меня не ведут на расстрел, готов вести аргументированную дискуссию с кем угодно из числа способных на это. Каких бы взглядов мой оппонент ни придерживался. К сожалению, в сети, да и в реальности порядок вещей допускает такую форму: если на аргумент аргументированного возражения не находится, тебя обвиняют в безапелляционности, презрении ко всему миру, нежелании слышать оппонентов, а ещё в невежестве, косоглазии, отсутствии прописки и в чем угодно, лишь бы разговор по существу перевести в русло словесной перепалки, взаимного троллинга, желательно с матерками и угрозами. В такие моменты сетевое (да и реальное!) общение моментально скатывается на уровень страстных «тёрок» в уголовном мирке.
Просто запомните: главное здесь - «тонкая красная линия», по которой пропущен ток ненависти высокого напряжения.


Простая иерархия ценностей
А теперь коротко о ценностях, не углубляясь в детали и сферы. Какие они бывают? Ценности бывают а) универсальные, общие и б) частные, чей высший порядок очевиден только для определённой группы людей.
Например. Сквер в центре промышленного города, не отличающегося идеальной чистотой и повсеместно царящей зеленью, это ценность несомненная и универсальная: она по душе любому горожанину, независимо от его политических взглядов, религиозного мировоззрения, эстетического вкуса. А вот, к примеру, православный храм, как бы это ни было противно нам, православным, - ценность, увы, не универсальная.


Что делать?
То есть? Ответ на этот вопрос зависит от того, какую цель вы преследуете. Рассмотрим варианты.
Если ваша задача - сделать бескорыстный подарок городу (а значительная часть населяющих его людей связывает название города с именем святой покровительницы), восстановив некогда разрушенный варварским самоуправством воинствующих безбожников или построить наново соответствующий православный храм, вы, конечно же, выберете достойное символически безупречное место для этого храма, и этот выбор ни в коем случае не породит более или менее жестокого противоречия с какой-либо из универсальных городских ценностей (мы помним, что православный храм универсальной ценностью не является).
Другой вариант. Ваша задача - срубить на строительстве как можно больше денег, славы, PR-преимуществ для себя лично и для своей компании или - бери выше - своего холдинга. В этом случае вы, подарите городу храм на таком месте, на котором, по вашим бизнес-соображениям, он принесёт как можно больше всего выше названного добра. И если для этого надо будет поступиться какой-нибудь, по вашим соображениям невеликой, универсальной городской ценностью, поступитесь ею, как не раз уже бывало и всё сходило с рук, и всё получалось на ура.
И наконец третий вариант. Ваша задача - в собственных шкурных интересах или по заданию заинтересованных внешних сил (прекрасных и щедрых) вызвать в городе беспорядки или, как минимум, усилить социальную напряжённость (что-то она в последнее время стала затухать, не то что на соседней, к примеру, окраине), а если повезёт, и вовсе - устроить социальный взрыв, мятеж, резню, перераспределение власти, которые, глядишь - и накроют всю страну.
В этом случае надо действовать так.
Начать с попытки восстановить храм святой покровительницы на прежнем месте, снести или подвинуть при этом часовню во имя той же святой, раздавить бетонной пятой фонтан, вырвать с корнем окружающую зелень, заслонить своим новоделом конструктивистское здание, к фасаду которого многие относятся с архитектурным трепетом... Ну, или как-то так. Часть населения, для которой храм не является ценностью высшей, нежели фонтан и зелень вокруг него, будет протестовать и возмущаться. Отлично! А та часть, для которой храм безусловно ценнее, чем все эти кусты и этот «подумаешь» фонтан, к тому ж ещё и «серпасто-молоткастый», выйдет на ту же площадь с молебнами о восстановлении храма и проклятьями в адрес безбожных «фонтанщиков». Уже хорошо. Но не спешите.
Ни в коем случае не надо добиваться полной победы над «фонтанщиками». Нет-нет, следует сделать вид, что как раз они победили, и «им в угоду» выбрать для строительства какое-нибудь... Ну, не знаю. Какое-нибудь особенно дикое место. А вот! В городе же есть Храм на крови! Так давайте в прямой видимости Храма на крови построим Храм на воде! - Чего? Как это? - Да так, прямо на Городском пруду! - На понтонах, что ли? - Почему на понтонах? Насыпем искусственный остров, проложим к нему пешеходные и подъездные мосты... Блестящее решение! Конечно же, теперь ряды противников храма ещё пополнятся. Они будут периодически выходить на набережную и заключать пруд в свои объятья, выстраиваясь живой цепочкой вкруг него. Разумеется, в цепочку вольются и всякие навальные со своей юной гвардией. А сторонники строительства будут ходить вокруг пруда с хоругвями. Хорошо бы они ещё столкнулись... Но нет, опять погодите! В разгар борьбы за пруд против храма и за храм против пруда давайте снова сделаем вид, что приверженцы универсальных экологических ценностей победили! Это придаст им уверенности в себе на следующем этапе.
А на следующем этапе мы сдвинем храмовый проект ещё на шаг в сторону запада. Заложим в его основание освящённый камень на берегу того же пруда в прекрасном и символичном месте. Чем же так прекрасно и символично это место? Во-первых, опять сквер с фонтаном (ну, не слишком ли их много, этих скверов в центре города?!), испытанный способ вызвать неудовольствие той же группы, что вступила в борьбу ещё в позапрошлый раз. Во-вторых, рядом знаменитое здание некогда обкома КПСС - «свердловский белый дом» (по нему ещё в 90-е бандиты из гранатомёта пальнули) и новое здание местного Законодательного собрания (престижно!); тут же, неподалёку - Театр драмы (тоже ведь храм, храм лицедейства), ещё чуть-чуть пройти - и упрёмся в отель «Хайат», сияющий роскошью настоящий храм златого тельца. Ещё несколько шагов - и перед нами циклопическое здание мавзолея Ельцина, а вот и он сам, сахарный, стоит у входа. Ну, святое же место, правда? Ещё лучше чем на воде по сравнению с на крови. И вот здесь борьбу пора доводить уже до белого каления. Нанять для показательных выступлений каких-нибудь звёзд. Шахрина с Шереметом? Мелковато, провинциально. Даешь Безрукова с Мерзликиным! Малочисленно? Никто больше не соглашается? Берем клоунов Галустяна и двойника Путина из телебалагана Камеди клаб. Борцов за сквер (а они обязательно будут, и в большом количестве!) окрестить... Погодите. Защитниками вонючих кустов? Слабо. Активистами-атеистами? Нет, не достаточно крепко...
Да хватит миндальничать! Бери красную краску, черти тонкую линию, ставь проволочный забор! Привози чоповцев и борцов с боксерами из какой-нибудь нашей академии единоборств (не зря же мы столько лет её финансируем!). Пускай парни станут в оцепление и приготовятся! Полиция? В сторонку! ОМОН? Не достаточно. Сатанисты наступают! Вот подходящее слово. Теперь не на шутку разгорится?..

(В заметке идет речь о начинающемся строительстве храма св. Екатерины в Екатеринбурге. На иллюстрации - макет Соломонова храма в Иерусалиме)